Началась консервация Перекопских корпусов

Началась консервация Перекопских корпусов

В Ярославле началась консервация разрушающегося памятника – одного из рабочих корпусов Ярославской большой мануфактуры на улице Калмыковых, 3. Об этом сообщила член правления регионального отделения Союза архитекторов России Ольга Мазанова. Градозащитнице позвонили местные жители и рассказали, что в эту субботу на Калмыковых, 3 двое рабочих закрывали с лесов сеткой-рабицей окна второго этажа. Кроме этого, между шестым и четвертым корпусами появилась еще одна будка для охраны. Градозащитники добивались этого более двух лет.

«Более двух лет прошло с того дня, когда восемь зданий ансамбля казарм Ярославской большой мануфактуры и дом для служащих по Семашко, 13 включили в списки памятников. Все это время градозащитники требовали их консервации, и вот, наконец, лед тронулся. Началась хоть какая-то консервация памятников регионального значения, – рассказала Ольга Мазанова. – Власти обещали закрыть все окна первого этажа железными листами. Консервация крайне необходима не только рабочим казармам, но и дому служащих на Семашко, 13. Хорошо бы и забор из металлопрофиля вокруг памятников поставить, как на Калмыковых, 7 и 8».

По закону собственник объекта культурного наследия обязан делать все возможное для его сохранения. В случае с Перекопскими корпусами эта обязанность лежит на городских властях. С июня 2012 года, когда казармы стали памятниками, сюда зачастили мародеры, они буквально по кирпичикам разбирали здания, спиливали ценные металлические элементы интерьера. Однажды оказалось, что заброшенное здание четвертого корпуса заливает вода. Старые трубы пришли в негодность, и более полугода общественные активисты уговаривали мэрию перекрыть воду. Не пугали чиновников ни счета за воду, ни риск того, что подмытый фундамент и перекрытия не выдержат и обрушатся. Только в этом году памятники дважды горели. Все это происходило несмотря на охрану, оплачиваемую из бюджета.

Сложившаяся ситуация не устраивала борцов за сохранение культурного наследия. Они неоднократно требовали от властей перекрыть все подходы к зданиям, раз уж у чиновников не получается найти историческим зданиям эффективное применение. Решение о консервации принято после последнего пожара и нового обращения к первому заместителю мэра Александру Нечаеву и в прокуратуру. Надзорное ведомство отреагировало на это предписанием в адрес мэрии с рекомендацией выполнять требования законодательства по охране памятников.

Как ни странно, власти не стали затягивать выполнение предписания. «Будут вглухую закрыты окна первого этажа листами железа, – и железными решетками и сеткой рабицей закроем окна второго этажа», – пообещал председатель комитета по управлению муниципальным имуществом Денис Пуговишников. В мэрии также впервые заговорили о вероятном появлении инвестора, который приобретет и вложится в сохранение и реставрацию большей части зданий архитектурного комплекса Ярославской большой мануфактуры.

Здания рабочих корпусов Ярославской большой мануфактуры построены в конце XIX века. В 1906 году на всемирной выставке в Париже комплекс был удостоен Гран-при за социальную заботу о рабочих. Долгое время здания были жилыми, но впоследствии их расселили как ветхое и аварийное жилье. После этого их планировалось снести, остановить уничтожение удалось силами Ольга Мазановой и ее соратников, которые проделали сложный бюрократический путь для включения казарм в перечень объектов культурного наследия.

 

В Ярославле началась консервация разрушающегося памятника – одного из рабочих корпусов Ярославской большой мануфактуры на улице Калмыковых, 3. Об этом сообщила член правления регионального отделения Союза архитекторов России Ольга Мазанова. Градозащитнице позвонили местные жители и рассказали, что в эту субботу на Калмыковых, 3 двое рабочих закрывали с лесов сеткой-рабицей окна второго этажа. Кроме этого, между шестым и четвертым корпусами появилась еще одна будка для охраны. Градозащитники добивались этого более двух лет.

«Более двух лет прошло с того дня, когда восемь зданий ансамбля казарм Ярославской большой мануфактуры и дом для служащих по Семашко, 13 включили в списки памятников. Все это время градозащитники требовали их консервации, и вот, наконец, лед тронулся. Началась хоть какая-то консервация памятников регионального значения, – рассказала Ольга Мазанова. – Власти обещали закрыть все окна первого этажа железными листами. Консервация крайне необходима не только рабочим казармам, но и дому служащих на Семашко, 13. Хорошо бы и забор из металлопрофиля вокруг памятников поставить, как на Калмыковых, 7 и 8».

По закону собственник объекта культурного наследия обязан делать все возможное для его сохранения. В случае с Перекопскими корпусами эта обязанность лежит на городских властях. С июня 2012 года, когда казармы стали памятниками, сюда зачастили мародеры, они буквально по кирпичикам разбирали здания, спиливали ценные металлические элементы интерьера. Однажды оказалось, что заброшенное здание четвертого корпуса заливает вода. Старые трубы пришли в негодность, и более полугода общественные активисты уговаривали мэрию перекрыть воду. Не пугали чиновников ни счета за воду, ни риск того, что подмытый фундамент и перекрытия не выдержат и обрушатся. Только в этом году памятники дважды горели. Все это происходило несмотря на охрану, оплачиваемую из бюджета.

Сложившаяся ситуация не устраивала борцов за сохранение культурного наследия. Они неоднократно требовали от властей перекрыть все подходы к зданиям, раз уж у чиновников не получается найти историческим зданиям эффективное применение. Решение о консервации принято после последнего пожара и нового обращения к первому заместителю мэра Александру Нечаеву и в прокуратуру. Надзорное ведомство отреагировало на это предписанием в адрес мэрии с рекомендацией выполнять требования законодательства по охране памятников.

Как ни странно, власти не стали затягивать выполнение предписания. «Будут вглухую закрыты окна первого этажа листами железа, – и железными решетками и сеткой рабицей закроем окна второго этажа», – пообещал председатель комитета по управлению муниципальным имуществом Денис Пуговишников. В мэрии также впервые заговорили о вероятном появлении инвестора, который приобретет и вложится в сохранение и реставрацию большей части зданий архитектурного комплекса Ярославской большой мануфактуры.

Здания рабочих корпусов Ярославской большой мануфактуры построены в конце XIX века. В 1906 году на всемирной выставке в Париже комплекс был удостоен Гран-при за социальную заботу о рабочих. Долгое время здания были жилыми, но впоследствии их расселили как ветхое и аварийное жилье. После этого их планировалось снести, остановить уничтожение удалось силами Ольга Мазановой и ее соратников, которые проделали сложный бюрократический путь для включения казарм в перечень объектов культурного наследия.

 

В Ярославле началась консервация разрушающегося памятника – одного из рабочих корпусов Ярославской большой мануфактуры на улице Калмыковых, 3. Об этом сообщила член правления регионального отделения Союза архитекторов России Ольга Мазанова. Градозащитнице позвонили местные жители и рассказали, что в эту субботу на Калмыковых, 3 двое рабочих закрывали с лесов сеткой-рабицей окна второго этажа. Кроме этого, между шестым и четвертым корпусами появилась еще одна будка для охраны. Градозащитники добивались этого более двух лет.

«Более двух лет прошло с того дня, когда восемь зданий ансамбля казарм Ярославской большой мануфактуры и дом для служащих по Семашко, 13 включили в списки памятников. Все это время градозащитники требовали их консервации, и вот, наконец, лед тронулся. Началась хоть какая-то консервация памятников регионального значения, – рассказала Ольга Мазанова. – Власти обещали закрыть все окна первого этажа железными листами. Консервация крайне необходима не только рабочим казармам, но и дому служащих на Семашко, 13. Хорошо бы и забор из металлопрофиля вокруг памятников поставить, как на Калмыковых, 7 и 8».

По закону собственник объекта культурного наследия обязан делать все возможное для его сохранения. В случае с Перекопскими корпусами эта обязанность лежит на городских властях. С июня 2012 года, когда казармы стали памятниками, сюда зачастили мародеры, они буквально по кирпичикам разбирали здания, спиливали ценные металлические элементы интерьера. Однажды оказалось, что заброшенное здание четвертого корпуса заливает вода. Старые трубы пришли в негодность, и более полугода общественные активисты уговаривали мэрию перекрыть воду. Не пугали чиновников ни счета за воду, ни риск того, что подмытый фундамент и перекрытия не выдержат и обрушатся. Только в этом году памятники дважды горели. Все это происходило несмотря на охрану, оплачиваемую из бюджета.

Сложившаяся ситуация не устраивала борцов за сохранение культурного наследия. Они неоднократно требовали от властей перекрыть все подходы к зданиям, раз уж у чиновников не получается найти историческим зданиям эффективное применение. Решение о консервации принято после последнего пожара и нового обращения к первому заместителю мэра Александру Нечаеву и в прокуратуру. Надзорное ведомство отреагировало на это предписанием в адрес мэрии с рекомендацией выполнять требования законодательства по охране памятников.

Как ни странно, власти не стали затягивать выполнение предписания. «Будут вглухую закрыты окна первого этажа листами железа, – и железными решетками и сеткой рабицей закроем окна второго этажа», – пообещал председатель комитета по управлению муниципальным имуществом Денис Пуговишников. В мэрии также впервые заговорили о вероятном появлении инвестора, который приобретет и вложится в сохранение и реставрацию большей части зданий архитектурного комплекса Ярославской большой мануфактуры.

Здания рабочих корпусов Ярославской большой мануфактуры построены в конце XIX века. В 1906 году на всемирной выставке в Париже комплекс был удостоен Гран-при за социальную заботу о рабочих. Долгое время здания были жилыми, но впоследствии их расселили как ветхое и аварийное жилье. После этого их планировалось снести, остановить уничтожение удалось силами Ольга Мазановой и ее соратников, которые проделали сложный бюрократический путь для включения казарм в перечень объектов культурного наследия.

 

В Ярославле началась консервация разрушающегося памятника – одного из рабочих корпусов Ярославской большой мануфактуры на улице Калмыковых, 3. Об этом сообщила член правления регионального отделения Союза архитекторов России Ольга Мазанова. Градозащитнице позвонили местные жители и рассказали, что в эту субботу на Калмыковых, 3 двое рабочих закрывали с лесов сеткой-рабицей окна второго этажа. Кроме этого, между шестым и четвертым корпусами появилась еще одна будка для охраны. Градозащитники добивались этого более двух лет.

«Более двух лет прошло с того дня, когда восемь зданий ансамбля казарм Ярославской большой мануфактуры и дом для служащих по Семашко, 13 включили в списки памятников. Все это время градозащитники требовали их консервации, и вот, наконец, лед тронулся. Началась хоть какая-то консервация памятников регионального значения, – рассказала Ольга Мазанова. – Власти обещали закрыть все окна первого этажа железными листами. Консервация крайне необходима не только рабочим казармам, но и дому служащих на Семашко, 13. Хорошо бы и забор из металлопрофиля вокруг памятников поставить, как на Калмыковых, 7 и 8».

По закону собственник объекта культурного наследия обязан делать все возможное для его сохранения. В случае с Перекопскими корпусами эта обязанность лежит на городских властях. С июня 2012 года, когда казармы стали памятниками, сюда зачастили мародеры, они буквально по кирпичикам разбирали здания, спиливали ценные металлические элементы интерьера. Однажды оказалось, что заброшенное здание четвертого корпуса заливает вода. Старые трубы пришли в негодность, и более полугода общественные активисты уговаривали мэрию перекрыть воду. Не пугали чиновников ни счета за воду, ни риск того, что подмытый фундамент и перекрытия не выдержат и обрушатся. Только в этом году памятники дважды горели. Все это происходило несмотря на охрану, оплачиваемую из бюджета.

Сложившаяся ситуация не устраивала борцов за сохранение культурного наследия. Они неоднократно требовали от властей перекрыть все подходы к зданиям, раз уж у чиновников не получается найти историческим зданиям эффективное применение. Решение о консервации принято после последнего пожара и нового обращения к первому заместителю мэра Александру Нечаеву и в прокуратуру. Надзорное ведомство отреагировало на это предписанием в адрес мэрии с рекомендацией выполнять требования законодательства по охране памятников.

Как ни странно, власти не стали затягивать выполнение предписания. «Будут вглухую закрыты окна первого этажа листами железа, – и железными решетками и сеткой рабицей закроем окна второго этажа», – пообещал председатель комитета по управлению муниципальным имуществом Денис Пуговишников. В мэрии также впервые заговорили о вероятном появлении инвестора, который приобретет и вложится в сохранение и реставрацию большей части зданий архитектурного комплекса Ярославской большой мануфактуры.

Здания рабочих корпусов Ярославской большой мануфактуры построены в конце XIX века. В 1906 году на всемирной выставке в Париже комплекс был удостоен Гран-при за социальную заботу о рабочих. Долгое время здания были жилыми, но впоследствии их расселили как ветхое и аварийное жилье. После этого их планировалось снести, остановить уничтожение удалось силами Ольга Мазановой и ее соратников, которые проделали сложный бюрократический путь для включения казарм в перечень объектов культурного наследия.

 

В Ярославле началась консервация разрушающегося памятника – одного из рабочих корпусов Ярославской большой мануфактуры на улице Калмыковых, 3. Об этом сообщила член правления регионального отделения Союза архитекторов России Ольга Мазанова. Градозащитнице позвонили местные жители и рассказали, что в эту субботу на Калмыковых, 3 двое рабочих закрывали с лесов сеткой-рабицей окна второго этажа. Кроме этого, между шестым и четвертым корпусами появилась еще одна будка для охраны. Градозащитники добивались этого более двух лет.

«Более двух лет прошло с того дня, когда восемь зданий ансамбля казарм Ярославской большой мануфактуры и дом для служащих по Семашко, 13 включили в списки памятников. Все это время градозащитники требовали их консервации, и вот, наконец, лед тронулся. Началась хоть какая-то консервация памятников регионального значения, – рассказала Ольга Мазанова. – Власти обещали закрыть все окна первого этажа железными листами. Консервация крайне необходима не только рабочим казармам, но и дому служащих на Семашко, 13. Хорошо бы и забор из металлопрофиля вокруг памятников поставить, как на Калмыковых, 7 и 8».

По закону собственник объекта культурного наследия обязан делать все возможное для его сохранения. В случае с Перекопскими корпусами эта обязанность лежит на городских властях. С июня 2012 года, когда казармы стали памятниками, сюда зачастили мародеры, они буквально по кирпичикам разбирали здания, спиливали ценные металлические элементы интерьера. Однажды оказалось, что заброшенное здание четвертого корпуса заливает вода. Старые трубы пришли в негодность, и более полугода общественные активисты уговаривали мэрию перекрыть воду. Не пугали чиновников ни счета за воду, ни риск того, что подмытый фундамент и перекрытия не выдержат и обрушатся. Только в этом году памятники дважды горели. Все это происходило несмотря на охрану, оплачиваемую из бюджета.

Сложившаяся ситуация не устраивала борцов за сохранение культурного наследия. Они неоднократно требовали от властей перекрыть все подходы к зданиям, раз уж у чиновников не получается найти историческим зданиям эффективное применение. Решение о консервации принято после последнего пожара и нового обращения к первому заместителю мэра Александру Нечаеву и в прокуратуру. Надзорное ведомство отреагировало на это предписанием в адрес мэрии с рекомендацией выполнять требования законодательства по охране памятников.

Как ни странно, власти не стали затягивать выполнение предписания. «Будут вглухую закрыты окна первого этажа листами железа, – и железными решетками и сеткой рабицей закроем окна второго этажа», – пообещал председатель комитета по управлению муниципальным имуществом Денис Пуговишников. В мэрии также впервые заговорили о вероятном появлении инвестора, который приобретет и вложится в сохранение и реставрацию большей части зданий архитектурного комплекса Ярославской большой мануфактуры.

Здания рабочих корпусов Ярославской большой мануфактуры построены в конце XIX века. В 1906 году на всемирной выставке в Париже комплекс был удостоен Гран-при за социальную заботу о рабочих. Долгое время здания были жилыми, но впоследствии их расселили как ветхое и аварийное жилье. После этого их планировалось снести, остановить уничтожение удалось силами Ольга Мазановой и ее соратников, которые проделали сложный бюрократический путь для включения казарм в перечень объектов культурного наследия.

 

Комментарии запрещены.

Реклама
Реклама яндекс
Свежие записи
Свежие комментарии
    Май 2019
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Апр    
     12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    2728293031  
    Метрика
    Яндекс.Метрика